Почему концессия водоснабжения в Саратове накрылась медным тазом. Часть 5

Дата публикации: 12 января 2024, 20:00
Просмотры: 4 312
Почему концессия водоснабжения в Саратове накрылась медным тазом. Часть 5

Чаще всего концессия — это когда вся затратная часть проекта оплачивается из средств бюджета или за счёт платежей граждан, а вся прибыль отходит частному бизнесу

Фото: saratov.bezformata.com (https://saratov.bezformata.com/listnews/oplati-za-teplo-vo-vremya-avarii/126336395/).

Окончание. Читать начало.

Собственно, история с передачей в концессию и обратно саратовского водоканала подходит к концу. Осталось рассказать несколько значимых фактов, чтобы, как видится «Ригелю», многие моменты окончательно прояснились.

… О том, что «Саратовводоканал» может быть передан в концессию, заговорили практически сразу после избрания 26 декабря 2013 года на должность главы Администрации г. Саратова Александра Буренина. По факту именно Александр Григорьевич и стал идеологом концессионного процесса.

В конце 2015 года, когда подготовка к концессии уже шла полным ходом, в «Саратовводоканал» сначала с приставкой и.о., а затем уже и полноправным генеральным директором был назначен Сергей Винарский, приглашённый на эту должность с аналогичной должности в Иркутске. Назначение состоялось 28 декабря 2015 года. В саратовском водоканале, впрочем, Винарский пробыл недолго: он уволился в ноябре 2016 года, уступив место гендиректора МУППа бывшему вице-мэру Павлу Ворсунову.

Есть основания полагать, что связь трёх событий (избрание Буренина, назначение Винарского и передача водоканала в концессию) гораздо более тесная, чем это может показаться на первый взгляд.

Александр Буренин (фото: ИА «Взгляд-Инфо»).

Любопытно, что в 2010-2011 годах Буренин работал генеральным директором МУПП «Саратовводоканал», а потому специфику работы предприятия знал не понаслышке. В 2016 году с поста главы Администрации Саратова ушёл на должность зампреда правительства Саратовской области, откуда в 2018 году передвинулся на должность советника генерального директора АО «Управление отходами», о чём 25 сентября 2018 года сообщил саратовский выпуск газеты «Комсомольская правда».

Показательны слова самого Буренина в финальных строках этой заметки: «В любом деле главное вовремя остановится. Я ушёл в тень и собираюсь спокойно работать на новом месте».

Вряд ли Александр Григорьевич остановился. Судя по всему, свой бесценный управленческий опыт он стал реализовывать с новой силой. Потому что уже через 10 месяцев, в июле 2019 года агентство РБК сообщило о том, что Юрий Сизов, бывший заместитель АО «Управляющая компания „Лидер“» (материнская, напомним, компания для ООО «Концессии водоснабжения — Саратов») решил выкупить контрольный пакет ценой в 53 млрд. в АО «Управление отходами» (этот оператор по вывозу мусора работает в 4 регионах России: Нижегородской, Саратовской, Волгоградской и Мурманской областях, о чём мы уже сообщали в первой части нашего повествования).

Столь тесная бизнес-связь Александра Буренина с Юрием Сизовым даёт основания предполагать, что Александр Григорьевич был не просто идеологом передачи «Саратовводоканала» в концессию, нет. Он был куратором и одним из самых значимых менеджеров этого процесса.

Мы же вернёмся к назначению на пост руководителя «Саратовводоканала» Сергея Винарского. 22 июня 2016 года руководство МУПП «Саратовводоканал» провело пресс-конференцию, на которой были подведены итоги деятельности нового руководства предприятия за I полугодие 2016 года. Они оказались потрясающими.

Всего-то за полгода было сделано на удивление много:

  • в ходе рейдов по частному сектору специалисты «Саратовводоканала» отрезали 120 нелегальных труб, которые существовали десятки лет;
  • абоненты 222 частных домов, которые до этого незаконно потребляли воду, заключили договор с водоканалом и оплатили потреблённые ресурсы (порядка 6 млн. рублей);
  • потери воды в сетях сократились на 12%;
  • по сравнению с I полугодием 2015 года экономия электрической энергии составила 4,2% (4 млн. 256 тыс. кВт);
  • зарплата сотрудникам была увеличена на 3,8%;
  • количество ремонтных бригад с 14 (на конец 2014 года) увеличилось до 25;
  • выручка за оказанные услуги за 6 месяцев увеличилась на 352 млн. рублей (на 41%);
  • кредиторская задолженность снизилась на 235 млн. рублей.

22 июня 2016 года, пресс-конференция гендиректора «Саратовводоканала» Сергея Винарского и главного инженера Павла Белоброва (фото: «ВремениNet»).

Когда в ноябре 2017 года «Саратовводоканал» был со второй попытки передан в концессию, в Саратовской городской Думе 18 апреля 2018 года состоялось заседание постоянной комиссии гордумы по промышленности, транспорту, связи, торговле, на котором, помимо прочих вопросов, были заслушаны отчёты руководителей ряда муниципальных предприятий об итогах их работы за 2017 год. Едва ли не самая удивительная информация прозвучала, когда обсуждался вопрос об итогах работы МУПП «Саратовводоканал».

Было заявлено, что выручка от реализации услуг водоканала в 2017 году составила 1,86 млрд. рублей при фактически понесённых затратах в 1,9 млрд. рублей. Однако ожидавшегося выпадения доходов в сумме 40 млн. рублей не произошло. Более того, чистая прибыль МУПП составила 122,2 млн. рублей!

На вопрос, как же так могло получиться, что вместо убытка получилась прибыль, было заявлено, что это произошло из-за «сокращения объёмов потреблённой воды населением и повышения собираемости платежей».

Что вполне логично. Это стало наглядным подтверждением очевидного соображения: при грамотном управлении «Саратовводоканалом», при вменяемой позиции со стороны чиновников администрации города и депутатов городской думы водоканал вполне может работать стабильно, без дотаций из городского бюджета. И уж тем более — без передачи его в так называемую концессию, в которую предприятие тащили буквально за уши. И вот очередной пример.

Из документов (раздел «Протоколы»), посвящённых передаче водоканала в концессию, размещённых на сайте Администрации г. Саратов, мы можем узнать, какие объёмы финансирования в рамках концессии предлагали участники конкурса.

ООО «Концессии водоснабжения — Саратов» в общей сложности обещало вложить в «Саратовводоканал» 16 млрд. 914 млн. 352 тыс. рублей (скрин: сайт Администрации г. Саратов).
ООО «Новая городская инфраструктура Прикамья» в общей сложности обещало вложить в «Саратовводоканал» 23 млрд. 342 млн. 547 тыс. рублей (скрин: сайт Администрации г. Саратов).

Как видно, ООО «Новая городская инфраструктура Прикамья» (НГСП) предлагала объём инвестиций больше почти на 6,5 миллиардов рублей. Однако саратовские члены конкурсной комиссии предпочли выбрать ООО «Концессии водоснабжения — Саратов», у которого, кроме формально оплаченного уставного капитала в 1 миллион рублей, печати и гендиректора в активе больше ничего не было. Почему? Убедительного ответа на этот вопрос нет.

Из приведённых выше таблиц мы также видим, что в последние годы действия концессионного соглашения оба участника конкурса 2017 года предполагали объём инвестиций примерно в тех же объёмах, что и в первые годы. А это, согласитесь, несколько странно. Ведь логика концессии предполагает, что максимальный объём финансовых вложений осуществляется именно в первые годы. А потом, когда предприятие начинает работать более эффективно, инвестор возвращает свои финансовые затраты и получает прибыль.

Впрочем, мы не специалисты в этом деле, не будем акцентировать внимание на этом всё ж таки странном моменте. Хотя можно предположить, что цифры в таблицах ставились произвольно, формально, потому что на деле предполагалось вложение денег по несколько иной схеме.

И третий момент. Обратите внимание на то, что ООО «КВС» изначально, в конкурсной документации осени 2017 года, обозначило объём инвестиций в объёме без малого 17 миллиардов рублей. Ни о каких 36,7 миллиардах и речи не шло. Что, впрочем, не помешало руководству ООО «КВС» в дальнейшем на протяжении многих месяцев рассказывать саратовцам басни про эти самые 36 миллиардов инвестиционных вложений.

Странно и подозрительно здесь то, что городские (как, впрочем, и областные) чиновники не попытались одёрнуть концессионеров, чтобы те перестали врать про пресловутые 36 миллиардов. Следовательно, была убедительная причина сохранять молчание.

Кстати, враньё про объём инвестиций является косвенным, но весьма убедительным подтверждением того, что реально к заявленной инвестиционной программе «КВС» относилось с долей изрядного пофигизма.

К примеру, 12 марта 2019 года на заседании комиссии городской думы по ЖКХ концессионерам изрядно досталось на орехи за срыв инвестиционных обещаний по итогам 2018 года, о чём в своё время рассказало агентство деловой информации «Бизнес-Вектор».

Тогда депутат гордумы Олег Комаров совершенно справедливо напомнил концессионерам о том, что «КВС» нарушили не только заявленные планы по выполнению работ, но и по закупке спецтехники. Вместо заявленных на 2018 год 135 единиц техники было куплено только 53. Замдиректора «КВС» заверил, что покупка коммунальных машин продолжится, тем более, что она рассчитана как раз на 3 года, с 2017 по 2019. Но Комарова такой ответ не устроил.

— Но вы же на заседании комиссии нам говорили, что техника вам нужна как воздух, а сами закупку на 2019 год переносите. Вы обещали и не сделали — где те работы, что были в инвестиционной программе 2018 года? Все они влияли на тарифы по водоснабжению. Давайте тогда вернём старый тариф, как это предусмотрено концессионным соглашением.

Излишне говорить, что никакого возвращения тарифа (в сторону уменьшения) не последовало, а подобного рода претензии по поводу невыполнения заявленной инвестиционной программы для концессионеров были что гусю вода. Ежу понятно, что руководство «КВС» просило гордуму согласия на повышение тарифов вовсе не для того, чтобы в полной мере выполнять свои инвестиционные обещалки.

Напомним ещё раз мысль одного из адептов идеи частно-государственного партнёрства, уже известного читателю Юрия Сизова: «В рамках закона о концессиях, даже при всех его недоработках, профессионалы и со стороны государства, и со стороны бизнеса при наличии соответствующей квалификации и желании делать дело, могут прийти к соглашению».

К нему они в Саратове и пришли. Очевидно, что на афере с концессией водоканала заинтересованные люди наварились трижды: тогда, когда затаскивали в Саратов концессионеров; тогда, когда те реализовывали на практике концепты частно-государственного партнёрства и, наконец, на финальной стадии — когда концессионеров из водоканала выперли.

Ещё раз повторим простое соображение: если отбросить словесную шелуху, то частно-государственное партнёрство здесь и сейчас выглядит допотопно просто. При реализации тех или иных масштабных проектов (особенно в сфере ЖКХ) вся затратная часть оплачивается либо из средств государственного бюджета, либо – за счёт платежей граждан. А вся прибыль отходит частному бизнесу.

Концессионное соглашение с ООО «Концессии водоснабжения — Саратов» от 24 ноября 2017 года, подписи представителей сторон.

10 декабря 2023 года и 9 января 2024 года, практически одна за другой, в Саратове случились две крупнейших коммунальных аварии. В результате первой (повреждение теплопровода) без отопления остались более полутора сотен многоэтажек в Ленинском и Кировском районах Саратова, в результате второй (масштабная авария на ТЭЦ-2) — едва ли не весь Заводской район. Оба объекта обслуживаются ещё одним концессионером — саратовским филиалом ПАО «Т Плюс». Причём, аварии у саратовского филиала «Т Плюс» — это чрезвычайные происшествия, которые уже стали обыденным делом.

Ну, а концессия саратовского водоканала — это классика жанра, которая, вполне возможно, войдёт в учебники экономической криминалистики…

Комментарии:

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
смотреть все

Сейчас читают

Самые популярные новости и события на нашем сайте.

Подпишитесь на нашу рассылку

наверх